Боня ответила на унижения представителя Ульяны Сергеенко

Виктория БоняСкандал между телеведущей Викторией Боней и Ульяной Сергеенко набирает обороты. На Неделе моды Викторию не пустили на модный показ российского дизайнера, мотивировав свое решение тем, что Виктория ходит в подделках, а не в одежде от известных брендов и, кроме того, она далека от мира моды.

В ответ на это Виктория опубликовала официальное обращение, текст которого мы приводим ниже:

«Я, как известно, человек, не имеющий непосредственного отношения к фэшн-индустрии... Я не дизайнер, не редактор модных изданий, не фотограф и даже не фэшн-блогер... Поэтому я искренне удивлена тем нездоровым ажиотажем, который поднялся вокруг моего присутствия (или отсутствия) на каких-то показах. Я не знала, что где-то я должна обязательно присутствовать, а где-то не должна! Раздул все, конечно, всем известный портал, на пустом месте. Я не понимаю, чего тут обсуждать бесконечно? У меня было личное приглашение от бренда Stephane Rolland, показ которого проходил практически в одно время с показом бренда Sergeenko. На него я и пошла (великолепный показ, кстати, который оставил массу положительных эмоций). Бренд Sergeenko мне приглашения не присылал! Об этом я и сказала журналисту, в ответ на вопрос “Почему я не была на показе бренда Ulyana Sergeenko и не поддержала российского дизайнера”. Коротенький комментарий, вроде бы... И на этом можно было поставить точку... Но!

Сегодня все на том же известном портале появился комментарий от некого г-на Фрола Буримского (знать такого не знаю, как, думаю, и Вы). Господина Буримского я никогда в глаза не видела, зато он знает обо мне все, вплоть до того, что я ношу!
Во-первых, я всегда с удовольствием поддерживаю молодых дизайнеров, которые делают великолепные вещи, отнюдь не являющимися подделками их бренда! Слово-то какое подобрал — “подделка”. Ну, раз он увидел в чем-то подделку, то переводил бы вопрос в правовую плоскость и решал в судах это с дизайнерами, а не занимался голословным словоблудием. Моя аудитория — это девушки 13—37 лет, и им платья от молодых российских дизайнеров очень нравятся, а главное — они им по средствам!

Во-вторых, я не просила приглашения у их бренда! Как, впрочем, и на показы других дизайнеров. По той простой причине, что вообще не занимаюсь подобными оргвопросами. Приглашения запрашивают мои представители, в данном случае, Chik Radio Monaco (радио, на котором я работаю).

Далее, цитирую все того же г-на Буримского: “У нас с ней разное позиционирование — мы вообще не имеем отношения к русскому шоу-бизнесу и хотели бы совершенно на другом уровне представлять нашу страну... В конце концов, показ Haue Couture — это не концерт, не развлекательное шоу. Нам некогда опускаться до подобных разборок. Она не наш клиент, не наш друг, не представитель прессы, поэтому я вообще не понимаю ее удивления...”. Здорово! Сказал представитель голубых кровей в интервью желтейшему российскому порталу!

Жалко, конечно, что внимания теме моего присутствия (отсутствия) на показе этого бренда, было уделено, если не больше, то уж точно не меньше, чем самому показу. Но мы, люди простые, дети пролетариата, нам не жалко! Тем более, не я эту тему раздувала... Ведь, как заметил сам г-н Буримский, я не являюсь клиентом их марки, не являюсь их другом, да и вообще не имею отношения к их тематике... И меня удивляет столь пристальное внимание к моей скромной персоне от человека, которого, по его словам не интересует российский шоу-бизнес.

P.S. Прошу заметить, лично к Ульяне это не относится никак, очень ценю ее творчество и симпатизирую этому человеку!». 



Шоу-бизнес